Украина — не Польша. Как соседям удалось построить процветающую экономику

11.03.2021, 09:27 •

723

Польша уверенно стучится в двери G20, занимая 21-е место среди крупнейших экономик планеты. Не имея сильной армии, она защищена со всех сторон от вероятных вражеских нападений. В стране нет олигархов, а уровень жизни и развитие человеческого потенциала в несколько раз превосходят показатели Украины. Как Польше за 30 лет удалось добиться такого успеха? В чем особенности государства, которое стало самым популярным направлением для украинских заробитчан? Рассказывает МИР со ссылкой на ВЕСТИ.

Экономическое чудо

5 марта 1991 года в газете The New York Times вышла статья американского журналиста Стивена Гринхауса под названием "История успеха неблагополучной Польши". Автор сделал множество прогнозов, но даже тот оптимизм, который закладывался в строчках, был превзойден в реальности.

Польская экономика с 1989 года увеличила свой ВВП на душу населения почти на 150 процентов, в то время как Чехия — лишь на три четверти, а в еврозоне — менее чем на 40 процентов. Польша на данный момент считается одной из самых успешных экономик в Европе, и этому есть сразу несколько причин.

За время своей независимости стране удалось построить высококонкурентную структуру, где на рынке присутствуют качественные товары, хороший сервис, а главное — нет олигархата. В своей книге "После майдана" второй президент Украины Леонид Кучма именует подобную экономическую модель "капитализмом мелких лавочников", однако именно эта модель привела Польшу к сегодняшнему успеху.

Высокая конкуренция в разных отраслях экономики позволяла бороться за покупателей и не создавать монополий, как это происходит в Украине. Если вы откроете список Forbes, то первого польского олигарха вы обнаружите лишь на 697-м месте с состоянием 4,1 миллиарда долларов. К примеру, в Польше всего 4 миллиардера, в то время как в Германии — 107, а в Италии — 36. Это отмечают и многие аналитики, ведь отсутствие олигархата — это большое достижение для такой крупной восточноевропейской экономики.

Подобный успех стал возможен благодаря "шоковой терапии" начала 90-х годов, которая предполагала ряд быстрых и эффективных реформ с целью перехода от социалистической экономики к капиталистической. Автором подобного проекта стал польский финансист Лешек Бальцерович, который смог провести либерализацию цен, сокращение денежной массы в обороте и приватизацию убыточных государственных предприятий. Плюс Польша успешно сотрудничала с МВФ. Все это в долгосрочной перспективе привело к тому, что соседней с Украиной стране удалось с 1991 года увеличить свой номинальный ВВП на 260%, в то время как у нас за аналогичный период темпы роста составили лишь 23%.

Важно отметить, что на данный момент в Польше самый низкий уровень безработицы в Евросоюзе, даже несмотря на пандемию. Как недавно заявил премьер-министр Матеуш Моравецкий, сославшись на данные Евростата: "Уровень безработицы в Польше на январь 2021 года составляет 3,1%, в то время как аналогичные показатели в Евросоюзе достигают 8,1%".

Ставка на дипломатию

"В то время как многие страны защищены береговыми укреплениями и непроходимыми горами, у нас нет ничего". Так польский писатель XVII века Петр Грабовский описывал геополитическое положение Польши. Именно поэтому в условиях всесторонней уязвимости акцент политиков Варшавы всегда должен был ставиться на дипломатию.

С распадом СССР чехословацкий лидер Вацлав Гавел, польский президент Лех Валенса и премьер-министр Венгрии Йожеф Анталл образовали альянс под названием "Вышеградская группа". Со временем объединение трансформировалось в "Вышеградскую четверку" (V4), куда официально вошли Венгрия, Чехия, Словакия и Польша. Помимо торгового сотрудничества лидеры стран поставили перед собой две доктринальные цели — вступление в ЕС и членство в НАТО.

В марте 1999 года сразу три страны получили представительство в самом крупном военном альянсе Европы, а в 2004 году к Венгрии, Польше и Чехии присоединилась Словакия. Финальная геополитическая задача V4 была достигнута в этом же году: 1 мая 2004 года все страны "Вышеградской группы" стали членами Европейского союза.

Сейчас объединение V4 носит скорее формальный координационный характер, однако в свое время именно этот восточноевропейский альянс помог Польше добиться гарантий безопасности своих территорий и интегрироваться в рынки Европейского союза. В связи с этим экономика Варшавы стала расти быстрее, что и позволило ей в дальнейшем укрепить свой авторитет на карте Европы. Польшу уважают не по причине того, что она угрожает своим соседям оружием, а исходя из того, что это развитая экономика с равными возможностями для реализации человеческого потенциала.

Профессор Борнмутского университета Великобритании Кристофер Хартвелл неоднократно заявлял, что Польша более развита по сравнению с той же Словакией или Венгрией с точки зрения охвата ведения бизнеса, организации и даже корпоративного управления. Это позволяет ей быть более привлекательной в инвестиционном плане, что естественным образом влияет на экономику и развитие страны в целом. 

В 2012 году Пекин в рамках расширения своего геополитического влияния создал формат сотрудничества "16+1", который предполагал развитие политических и экономических отношений Китая с Восточной Европой и Прибалтикой. Позднее, со вступлением Греции, формат расширился до "17+1", однако главной особенностью было то, что Польша стала самой крупной экономикой этого объединения, на которую Китай сделал ставку. Фактически перед Варшавой открылось окно возможностей для выхода на азиатские рынки и проведения двухвекторной политики между Европейским союзом и Китаем.

Уже к 2014 году Пекин в структуре польского импорта занимал уверенное второе место после Германии с показателями в 14%, в то время как экспорт польских товаров в Китай составлял менее 2%. От такого сотрудничества попросту выигрывала лишь одна сторона, и Польша поняла бесперспективность проекта "17+1", хотя и формально до сих пор остается его участником. Первенство в проекте перехватила Венгрия, которая и до сегодняшнего дня является главным агитатором в Европе за укрепление отношений с Китаем.

С избранием Анджея Дуды президентом Польши Варшава окончательно закрепила за собой курс евроатлантизма, начав более тесно развивать отношения с США и сторониться идеи выхода из Европейского союза. Польша, в отличие от той же Сербии или Венгрии, не рискнула уходить в многовекторную дипломатию, понимая, что именно сближение с Европой подарило ей безопасность и развитие экономики. Более того, согласно данным социологического агентства Pew Research Center, в польском обществе меньше всего настроений евроскептицизма, в сравнении с другими странами. Лишь 14% поляков желают выйти из Евросоюза, в то время как за статус-кво выступают 84%.

Первый раскол из-за абортов и геев

Движение "Солидарность" Леха Валенсы, которое добилось свержения коммунистического строя в Польше, задало некий тон развития польской политике. Ни в Сейме, ни в Сенате вы сейчас не найдете сторонников коммунистической идеологии, а все парламентские силы в той или иной степени являются последователями движения "Солидарность".

Важно отметить, что Польша — это моноэтническое государство, где проживает более 93% поляков. С момента обретения независимости тут не было идеологических расколов по языку, религии или культуре. И за 30 лет постсоциалистического периода нельзя выделить единого героя или антигероя польской политики. Учитывая постоянное улучшение качества жизни, каждый президент вносил в это определенную лепту.

Однако важно отметить, что сейчас, впервые за долгое время, польское общество расколото по многим вопросам. Причиной этого является противостояние двух политических партий: "Право и справедливость" и "Гражданская платформа". Именно представители этих политических сил с 2005 года четыре раза встречались во втором туре президентских выборов. И если раньше соблюдался баланс, где Лех Качиньский становился президентом, а представитель "Гражданской платформы" Дональд Туск — премьер-министром, то с 2019 года абсолютную власть получила партия "Право и справедливость". Победа на парламентских выборах 2019 года и сохранение президентского поста Анджеем Дудой в 2020-м дают карт-бланш на осуществление политических решений.

Корреспондент BBC Адам Истон после недавних президентских выборов написал: "Победа господина Дуды показывает, что есть сильный электорат для социального консерватизма и щедрых государственных пожертвований". Дело в том, что "Право и справедливость" всегда соперничала с "Гражданской платформой" по трем основным вопросам: аборты, геи и насаждение религии. С победой Анджея Дуды и Матеуша Моравецкого "Право и справедливость" начинает ужесточать законодательство касательно прерывания беременности, из-за чего в Польше уже прошли массовые акции протеста, и гей-браков, ориентируясь на принципы католицизма. Проще говоря, решение всех вопросов, которые так или иначе раскалывают польское общество, досталось политикам, которые не намерены искать консенсус.

Теги:
  • Польша
  • Экономика
  • Успех