Оборона Порошенко и кнопка Ахметова: почему по ТВ ударил большой кризис

03.07.2021, 13:17 •

3100

Политический сезон 2020-21 показал: телевидение как ключевое СМИ - в серьезном кризисе. В первую очередь - информационное вещание, то есть новостные телеканалы. 

Этот сегмент появился сравнительно недавно - с 2013 года, уже в ходе Евромайдана. Довольно быстро рынок оказался перенасыщен. Толкаться локтями приходится не только с коллегами по цеху - все большую конкуренцию с каждым годом составляют “новые СМИ” и соцсети. А проведенный властью блицкриг против телеканалов орбиты Виктора Медведчука показал, что телевизионные мастодонты еще и довольно уязвимы.

В зоне риска находятся даже лояльные к Банковой телевещатели - почти все они без исключения подпадают под принятый в первом чтении закон “Об олигархах”. Информационное ТВ создавалось за огромные деньги как рычаг политического давления и аппарат по “деланию королей” - но его звездный час, похоже, подходит к концу. Владимир Зеленский взошел на политический Олимп прямиком из голубого экрана. Именно поэтому первое лицо особенно заинтересовано в усмирении этого джинна.

Как основные игроки телерынка борются за выживание и расширение своих позиций - в материале Vesti.ua.

Что в (черном) ящике?

Из года в год телевизор смотрят все меньше - это четкий глобальный тренд. Главный фактор (и самый тревожный для телебоссов) - поколенческий. Чем младше человек, тем меньше времени он проводит перед ТВ. На смену все еще главному масс-медиа приходят соцсети, видеохостинги, стриминговые сервисы и другие платформы. Взрывной рост Тик-Тока - самый заметный и массовый, но далеко не единственный пример.

Телевидение оказалось в позиции догоняющего, осваивая сленг и приемы новых медиа. Звезд интернета зовут в прайм-тайм на популярнейшие шоу, а “хайповые” темы для обсуждения берут именно в сети. Телевидение теряет стратегическую инициативу. Громоздкой машине телепродакшена сложно конкурировать с маленькими пираньями-блогерами, весь капитал которых - камера, штатив да ноутбук.  

В Украине телепотребление стабильно падает на протяжении последних пяти лет. В 2019 и 2020 годах главным источником информации стали соцсети. Это показывают результаты исследования организации “Интерньюз-Украина”, проведенного на гранты USAID. Согласно его результатам, в 2015 году 85% украинцев хотя бы раз смотрели теленовости на протяжении месяца. А в прошлом году эта доля упала до 52%. У соцсетей процент за это же время вырос с 51% до 62%, а у новостных сайтов - стабилен (47% и 48% соответственно). Впрочем, цифры “Интерньюза” могут оказаться преувеличенными - к украинскому телевидению там относятся без особой симпатии в принципе. 

Свою роль в падении интереса к ТВ играет и то, что эта сфера в Украине очень зарегулирована и находится под бдительным оком Нацсовета по телевидению и радиовещанию. Языковые квоты и декоммунизация зажимают телевизионщиков в жесткие тиски. Хотя бы поэтому те, кто любит контент поострее и погорячее, уйдут в пока еще сравнительно свободный Интернет.

Резкое политическое ангажирование СМИ - еще один тренд современности. Нужно выживать в конкурентной борьбе за просмотры и деньги рекламодателей (а также подписки и донаты). А для этого - крепко держать внимание своей лояльной целевой аудитории, и чем эпатажней и радикальней, тем лучше. В США масс-медиа четко разделены на либеральные (поддерживают демократов) и консервативные (сторонники республиканцев). А в Украине главный водораздел проведен событиями 2014 года.

Но главная особенность нашего телевидения - это его собственники. А точнее - их влияние на редакционную политику каналов. Каждый мало-мальски сведущий в политике украинец знает, какая фигура какой ТВ-кнопкой владеет. Телевидение у нас хронически убыточное, и без регулярных миллионных вливаний выжить не может. Тем более с учетом, что на всех информканалах коммерческой рекламы - главного источника доходов - практически нет. 

Олигархи используют свои каналы по-разному. Для одних это инструмент политического торга. Редакционная политика может меняться как флюгер - но с учетом своих постоянных интересов (медиа-активы Ахметова, Коломойского и Пинчука). Другие же норовят превратить канал в партийный рупор (холдинг Медведчука и каналы из орбиты Порошенко).

Идея законопроекта об олигархах, в том числе - если не переломить эти расклады на украинском телевидении, то принудить телесобственников к сотрудничеству. И попутно - поправить себе рейтинг магией образа Василия Голобородько.

Главная кнопка главного инвестора

Главным игроком на рынке стал канал “Украина-24”, самый новый актив медиа-холдинга Рината Ахметова. За полтора года работы канала менеджмент собрал там действительно звездную команду - ключевые шоу ведут Савик Шустер, Василий Голованов, Наташа Влащенко и Тигран Мартиросян. 

Как уже анализировали Vesti.ua, информационная и гостевая политика канала разносторонняя. Но - вполне комфортная для власти. Регулярный доступ обеспечен и топ-чиновникам, и ключевым “говорящим” нардепам из монобольшинства. Приглашают спикеров и оппозиционных политсил - ОПЗЖ, ЕС, Батькивщину и Голос (последний, правда - реже всех).

“Украина-24” - самый яркий пример прагматической медиа-работы в интересах собственника. Явного идеологического уклона у канала в целом нет. Но есть тщательная отработка чувствительных для Рината Леонидовича тем, особенно касающихся энергетики (зеленой в том числе), нюансов налоговой политики и так далее. 

Последний пример - повышение ренты на экспорт железной руды, принятое в четверг парламентариями. На канале проводили активную кампанию против этих поправок в Налоговый кодекс. На большой пресс-конференции Зеленского ко второй годовщине инаугурации именно по этой теме звезда канала Голованов задавал вопрос гаранту.

Впрочем, не забывают менеджеры Ахметова и о политических интересах шефа. Тут сказывается его стратегическая установка раскладывать яйца по разным корзинам, а не в одну политсилу. Регулярный доступ к микрофону имеют пролетевшие на последних парламентских выборах Игорь Смешко, Владимир Гройсман, Олег Ляшко. С большим вниманием относятся на “Украине-24” и к высказываниям Арсения Яценюка. Из-за чего в политической сфере этих политиков уже прочно считают проектами Ахметова.

У “олигарха номер один” не отчаиваются ни из-за повышения ренты на руду, ни наполеоновских планов Зеленского по борьбе с олигархами. 3 июля в 22.00 там состоится премьера проекта “Большая деолигархизация”. Слоган проекта - “следим за главной реформой страны в прямом эфире”. Сам же Ринат Леонидович себя олигархом не считает, как заявили в пресс-службе СКМ. Он - “самый крупный инвестор”.

За прошедшие два года Ахметов опять показал, что умеет находить общий язык с любым хозяином главного кабинета страны. Маленькое, но символическое подтверждение - выходец именно с “Украины-24” Сергей Никифоров является фаворитом на должность пресс-секретаря Владимира Зеленского.

Две ипостаси Мураева

Второй по значимости информационный канал - “НАШ”. По данным Индустриального телевизионного комитета, оказавшимся в распоряжении Vesti.ua, в среду 30 июня телеканал имел рейтинг 0,2% (при 0,21% у “Украины-24”), а в кабельных сетях и по Киеву даже выходил на первое место. А неделей ранее канал возглавил первенство почти по всем категориям, за исключением городов более 50 тысяч населения.

Руководителем канала считают экс-нардепа Евгения Мураева. По совместительству он возглавляет партию с похожим названием “Наши” и метит на возвращение в большую политику. Партия начала появляться в соцопросах - данные КМИС за 27 мая - 1 июня дают “Нашим” 4%, а Социс по результатам опроса 28 мая - 3 июня показал 2,2%.

30 июня Мураев заявил о сложении функций по управлению каналом. “С пятницы я передаю управление каналом трудовому коллективу”, - озвучил политик в эфире собственного канала. И добавил, что страна находится на пороге “неприятных событий”, поэтому он намерен заниматься “национальным диалогом и гражданским миром”. 

Как рассказали Vesti.ua сотрудники канала “НАШ”, после заявления Мураева работа вещателя не изменилась - он продолжает приезжать в свой кабинет и руководить работой масс-медиа. О возможных реорганизациях на канале коллектив еще не извещали.

Главным спонсором деятельности канала называют нардепа Вадима Новинского, партнера Ахметова по “Метинвесту”. Две недели назад в комментарии программе “Схемы” Новинский признал, что ведет переговоры о покупке канала. “Пока еще результатов нет. Как только сделка состоится, об этом все узнают. Я сделаю это публично”,- заявил миллиардер. Заявление Мураева о передаче власти “коллективу канала” пока не выглядит как сигнал об удачном завершении этих переговоров с Новинским.

Информполитика “НАШего” имеет явно оппозиционный характер, канал заработал уже целый ряд внеплановых проверок, предупреждений и даже исков от Нацрады. Президент Зеленский после закрытия каналов Медведчука успел пообещать журналистам “НАШего”: их закрывать не будут. Впрочем, годом ранее президент вообще отрицал возможность закрытия любых СМИ.

В этом ключе заявленный “уход” Мураева можно рассматривать в разрезе все того же закона о деолигархизации: если политик, занимающийся медиа и имеющий бизнес-активы, без пяти минут имеет статус олигарха, то нужно публично выбрать лишь одну ипостась. И между статусом политика и медиаменеджера руководитель “НАШего” выбрал первый.

Порошенко в обороне

Яркий пример партийных каналов - “Прямой” и “Пятый”, принадлежащие Петру Порошенко. У экс-президента явно озаботились законом об олигархах и без обиняков заявляют: это удар Банковой лично по Петру Алексеевичу, то есть - политическое преследование. 

Именно поэтому, на волне паники, порожденной санкционными решениями СНБО в феврале, Порошенко решил в открытую выступить собственником “Прямого”. Пятый президент отказался от услуг предыдущего собственника Владимира Макеенко, которого практически публично называли “фунтом”, полностью формальной фигурой. Впрочем, его роль в истории “Прямого” была заметной - именно на имя Макеенко была оформлена покупка “Тониса” у Александра Януковича, а после проведен ребрендинг. Таким образом, между фамилиями Порошенко и Януковича образовалась прослойка в виде этого  экс-регионала.

По факту покупки канала и возможного уклонения от уплаты налогов ГБР открывала уголовное дело еще летом 2019 года. Впрочем, это дело (как и другие, в которых фигурирует Порошенко) поставлено на паузу. У Зеленского теперь не атакуют предшественника открыто, делая ставку на компромат или психологическое давление. Именно в ходе такой информпровокации (слухов, что следующее решение СНБО будет по “Прямому”) и принудили Порошенко в открытую связать свое имя с каналом.

Серия публикаций Бигуса по “пленкам Медведчука” несомненно была направлена именно против Порошенко. В очищении имени своего патрона каналы из орбиты экс-президента преуспели особо. Именно в их эфирах родился, например, тезис, что неназванный “главный” из пленок - это не Порошенко, а Зеленский, и что действие происходило не в 2015, а в 2019 году.

“Пятый” - самый старый медиаактив Порошенко, но его лучшие времена явно прошли, а информканалом в современном смысле он так и не стал. Без дела вещатель не остался - именно там нашлось публичное местечко для кума экс-президента и бывшего генпрокурора Юрия Луценко.

Третьим партийным каналом орбиты Порошенко можно считать “Эспрессо”, принадлежащий нардепу от “Евросолидарности” Николаю Княжицкому. Как и у “Пятого”, у этого канала рейтинги - далеко не заоблачные. Сказываются скупое финансирование (бывшие и нынешние сотрудники “Эспрессо” жалуются на практику многомесячных задержек зарплат) и не столь уж большая целевая аудитория. Боливар националистически ориентированного электората троих не выносит.

Надежды Медведчука

Главным событием, изменившим весь ландшафт информвещания в стране, стало конечно же одномоментное выключение каналов Виктора Медведчука. “112 Украина”, “Ньюзван” и “ЗИК” отключили от эфира 2 февраля вслед за санкциями против формального собственника нардепа Тараса Козака. Через неделю под санкциями оказались сам Медведчук с супругой, последние два месяца он находится под домашним арестом. Впрочем, поражение в его стане не признают. 

Холдинг “Новости”, объединявший три канала, был самым ярким примером политического использования масс-медиа. Именно благодаря этим активам Медведчуку удалось стать фактическим владельцем половины акций партийной франшизы ОПЗЖ. Каналы работали в интересах именно его крыла - Бойко, Левочкин и прочие представители “газового крыла” там находились в глубоком “бане”. 

Последние несколько месяцев работы холдинга прошли под знаком острой публичной конфронтации с властью. Блеклые результаты “Слуги народа” на местных выборах и последовавшее за этим повышение тарифов на газ дало сигнал к негласной подготовке ОПЗЖ к досрочным парламентским выборам. К концу января разные соцопросы начали показывать первое место в партийном забеге. Санкционный удар по трем каналам последовал именно в этот момент. Реванш благодаря самой лояльной, возрастной аудитории трех телеканалов, оказался невозможен.

Попытка обойти санкции, создав один новый канал на базе трех закрытых, тоже провалилась. Покупка частот львовского канала “Первый независимый” давала надежды на возобновление хотя бы спутникового вещания - но оно в день премьеры 25 февраля продлилось чуть больше часа. Трансляция и на спутник, и по некоторым кабельным сетям прекратилась после обращений СБУ. Не помогло даже то, что формальными собственниками “Первого независимого” выступили сто сотрудников закрытых каналов.

Сейчас главный медиа-актив Медведчука можно назвать самым дорогим ютуб-каналом в украинской истории. Власти в лице министра культуры Александра Ткаченко неоднократно заявляли о планах добиться от корпорации Google прекращения трансляции на официальном Ютуб-канале и его клонах - с переменным успехом.

Вскоре после решения СНБО против Козака и Медведчука все три редакции были физически свезены под одну крышу. Массовых сокращений не последовало - у Медведчука все еще стараются удерживать кадры из расчета на возобновление полнокровного вещания. Как поделились собеседники Vesti.ua, такую попытку могут приурочить ко Дню независимости Украины.

Ключевую роль в судьбе медиаимперии Медведчука стала жестко ангажированная редакционная политика. Любое неосторожное высказывание гостей эфира в адрес патрона каналов незамедлительно приводило к их попаданию в “стоп-лист”. Неизменным вниманием пользовались люди из личного окружения Медведчука и штатные телеэксперты его штаба. В результате образовалась отдельная экосистема “Медведчук-ТВ”. Это хорошо работало для массовой пропаганды - он оказалось беззащитно перед резкими ходами властей.

Священная корова рейтинга

Именно урок медиаимперии Медведчука будет определять жизнь информационного тв-поля в новом сезоне. Крамола допускается, но только в очень узких рамках. В этом плане каналы Порошенко куда менее опасны, чем закрытый медиахолдинг “Новости” - из-за деятельности последнего ОПЗЖ начала стремительно пожирать рейтинг “слуг народа”. Сейчас ситуация восстановилась. 

Самым стратегически успешным показало себя поведение медиаменеджмента Рината Ахметова. Подыгрывание власти с точечным продвижением своих - но разных проектов не столь сильно раздражает Банковую. Тем более, что богатейший гражданин Украины всегда готов услышать главу государства и пойти на уступки. На “Украине-24” готовы даже оказать поддержку в кампании по деолигархизации - раз уж у власти сейчас есть такой каприз.

“НАШ” - в более рискованном положении, но он вряд ли последует за “Ньюзваном” и компанией. Власть заинтересована хотя бы для витрины сохранить хоть один условно “пророссийский” канал. А заявление Мураева об уходе должно снизить риски экстремального для вещателя исхода.

С Порошенко власть продолжит вести позиционную войну с элементами психологических атак. Перспективу реванша Порошенко благодаря “Прямому” представить сложно - за пределы своих 25% он в ближайшем будущем не выйдет. А, может статься - и сильно потеряет, если выскочит новый “патриотический” политпроект.

Стоит вспомнить и про медиахолдинг Виктора Пинчука StarLightMedia. Ключевые друзья олигарха - партия “Голос” - сейчас все больше напоминает разбитое корыто. Вкладывать медийный ресурс ему сейчас некуда. А значит - особой угрозы Зеленскому нет.

Наконец, возобновления медиаимперии Медведчука вряд ли стоит ждать. Возвращение “Первого независимого” на голубые экраны будет однозначно всеми воспринято как стратегическое поражение власти. Несмотря на готовность супруга Оксаны Марченко тратить деньги на удержание своего ютуб-канала сколь угодно долго.

Времена меняются, и политическую агитацию и пропаганду стоит вести не количеством, а качеством.

Теги:
  • Украина
  • Телеканалы
  • Кризис