«Любі друзі» и «кардинал Ришелье»: в чем Зе похож на своих предшественников

26.11.2020, 08:54 •

577

На президентских выборах 2019-го, а после и на выборах Верховной Рады, Владимир Зеленский обещал стране изменение качества политики. В сущности, он и его команда пришли к власти на противопоставлении "новых" смыслов и "старых" политиков.

"Мое избрание доказывает, что граждане устали от опытных, системных, надутых политиков, которые за 28 лет создали страну возможностей — возможностей откатов, потоков, дерибанов", — говорил Зеленский в собственной инаугурационной речи.

Сегодня, по прошествии полутора лет, можно судить о том, насколько эффективной была предложенная им модель управления. Как и чем отличается президент Зеленский от предшественников? Этот вопрос "Вести" задали политическим аналитикам.

Ответы укладываются в формулировку, высказанную некогда Леонидом Кучмой: "место сидения определяет точку зрения". И сегодня Зеленский стал похожим сразу на всех предшественников.

"Ришелье" в Офисе

Неформальное прозвище Андрея Ермака в Офисе президента — "Ришелье". Его он получил как за методы ведения работы (эффективные, хотя и не всегда честные/соответствующие букве закона), так и за манеру общения и попытку заключить на себя связи первого лица.

"Пример — болезнь Андрея Борисовича: он слег буквально в тот же день, что и президент, а выздоровел за пару часов до главы государства, — говорит "Вестям" собеседник, близкий к ОП. — Причина банальна — Ермак стремится не допустить к Зе "не тех" людей".

Схожую функцию "привратника" в свое время получили Дмитрий Табачник, Виктор Медведчук и Владимир Литвин, руководившие АП во времена Кучмы. В сущности, в конце 90-х можно было держать президента в информационном вакууме или моделировать ту информацию, которую получает первое лицо, — именно это, по словам экс-майора Госохраны Николая Мельниченко, пытался делать Владимир Литвин, когда показывал Кучме распечатки из "Украинской правды" (неизвестного в тот момент онлайн-издания), чем вызвал гнев Кучмы против ее главреда, Георгия Гонгадзе. Схожие функции были у Виктора Балоги, главы Секретариата президента Ющенко.

"При неопытном президенте любой глава офиса обречен стать сильной фигурой: будь то Богдан или Ермак, они неизбежно становятся "канцлерами" и "кардиналами", — говорит "Вестям" политолог Руслан Бортник. — Недостаточно выстроена сама модель власти, не выставлены вертикали, не расписаны компетенции между премьером и исполнителями — вот ключевые компетенции и стекаются в Офис президента".

Отношения с олигархами

"Правило №1" политики в Украине гласит: оппозиционные кандидаты обещают бороться с олигархами. Зеленский этого не обещал. Вместо этого, уже будучи президентом, он несколько раз прибегал к их помощи, пытаясь выстраивать отношения со сверхбогатыми украинцами: созывал "советы" с участием первых лиц финансово-промышленных групп и попытался выстраивать систему "сдержек и противовесов" — примерно так же действовал в свое время Леонид Кучма. В частности, изначально главным бенефициаром победы Зеленского считался Игорь Коломойский, и он даже смог отчасти воспользоваться ситуацией (вернулся в Украину, получил влияние на "Центрэнерго"), однако не получил главных, желательных для себя, результатов — компенсацию за национализированный ПриватБанк и снятие ареста Лондонского суда с активов.

Одновременно произошло усиление другого сверхбогатого украинца, Рината Ахметова, что можно назвать попыткой сбалансировать интересы обеих групп.

"Тут есть нюанс: Зеленский раньше работал с олигархами, будучи связанным с шоубизнесом и ТВ. Поэтому он умеет говорить с ними, выстраивать отношения. Но теперь он — президент, и у него совершенно иные коммуникации", — говорит "Вестям" политолог Николай Спиридонов.

Диалог, во всяком случае, есть — в отличие от тех же предшественников. "Коммуникации начал строить Андрей Богдан (экс-глава ОП. — Авт.), Ермак этому большого внимания не уделяет. Вместо этого налажен прямой диалог с Зеленским — при Януковиче, к примеру, некоторые олигархи не могли получить аудиенции годами", — говорит Бортник.

"Любі друзі" в окружении

Группа особо доверенных лиц формируется вокруг каждого президента: во времена Леонида Кучмы таковыми были региональные элиты и "красные директора" — пулом во многом занимался его зять Виктор Пинчук. Виктор Ющенко был окружен группой политиков и чиновников, относительно новых в политике: Николай Мартыненко, Александр Третьяков, Давид Жвания, Евгений Червоненко, Петр Порошенко.

А в середине каденции Виктора Януковича вокруг него начал формироваться узкий круг — т. н. "Семья" — это был круг общения его старшего сына. Вокруг Петра Порошенко же сформировалось сообщество его бизнес-партнеров — бывший глава набсовета корпорации "Богдан" Олег Свинарчук-Гладковский, сослуживец Игорь Кононенко.

"После Кучмы, начиная с Ющенко, ситуация скатывается к клановости политики: вокруг каждого президента формируется очень личный, близкий круг, который не всегда номинально интегрирован в органы власти и у которого всегда больше полномочий, нежели должно быть у людей из ОП, — говорит Бортник. — У президента Зеленского также сформирована своя "семья" — представители группы "Квартал 95". Мы видим, что люди, аффилированные с этой структурой, на 90% попали в Офис президента, они серьезно представлены в парламенте и правительстве".

Так, СБУ возглавил Иван Баканов, экс-руководитель ООО "Квартал 95" и лучший друг президента. Кстати, не имевший до того отношения к спецслужбе или правоохранительным органам — ему специально при назначении присвоили внеочередное звание лейтенанта. Креативный продюсер сериала "Слуга народа" Юрий Костюк — замглавы Офиса президента (именно он, по словам наших собеседников в ОП, пишет речи президенту).

Не менее показательный пример — и Юрий "Юзик" Корявченков, который заседает в парламентской фракции "Слуга народа". "Все они — доверенные лица президента, те, с кем он знаком давно и кому может довериться. Однако написание сценария и управление государством — вещи разного порядка", — говорит "Вестям" политолог Алексей Якубин.

Партия власти

Результат, полученный на выборах партией "Слуга народа", для Украины ошеломителен — на старте партия власти завела в парламент 254 депутата. Ближайший к этому результат показала только Партия регионов на выборах 2012 года, заведя в парламент 72 "штыка" по списку и 114 мест мажоритарщиков (но и в сумме они не дали "монобольшинство" — получалось 186 депутатов). Во времена Кучмы же конфигурация сил в парламенте была и вовсе весьма сложной — приходилось идти на сомнительные с точки зрения Конституции шаги — к примеру, в 2000-м Рада собралась на выездное заседание в Украинском доме, избрав лояльного к президенту спикера Ивана Плюща.

"Ющенко имел "Нашу Украину", на базе которой пытался строить большинство, Кучма — СДПУ(о) и "За ЕДУ". Сейчас, казалось бы, у президента есть все возможности для работы — перезагружена Конституция, мы теперь полноценная парламентско-президентская республика с монобольшинством. У нас премьер-министр — это едва ли не самый главный человек в системе власти. Но все формально, ведь, по сути, модель осталась прежней, и премьер — фигура заведомо зависимая, — говорит Алексей Якубин. — Пока Денис Шмыгаль — "мальчик для битья", а полнотой власти обладает и ключевой фигурой остается по-прежнему президент. Система, действовавшая при Кучме и Ющенко, сохраняется до сих пор".

Более того, собственно, "партийность" перестала играть сколько-нибудь весомую роль. По мнению экспертов, это происходит, поскольку сама власть сегодня функционирует по другим, клановым, принципам. Именно поэтому "Слуга народа" не стала тратиться на создание разветвленной структуры в регионах (ячейки, созданные в ряде областей, по сути, имеют фиктивный характер — и сложно говорить об их эффективной работе по привлечению новых членов партии).

"Та же Партия регионов еще занималась классическим партстроительством. А "Слуга народа" — формирование очень пестрое, не всегда понятно, по каким принципам люди попадают в ее команду, — говорит Спиридонов. — Пока у нее был фантастический рейтинг, противоречия внутри партии были не столь заметны. Теперь они вылезут наружу".

О том, что в СН сформировалась внутренняя оппозиция, можно судить по высказываниям отдельных депутатов: они противоречат друг другу и явно несогласованы. "Там несколько команд внутри: региональные элиты, "приватовцы", "разумкисты", "бело-голубые". Впрочем, такая ситуация складывается тоже почти у каждого президента", — заключает Руслан Бортник.

Регионализация

А вот реформа децентрализации, которую начинали еще задолго до пришествия к власти Владимира Зеленского (ее активным "двигателем" был, к примеру, экс-премьер Владимир Гройсман), подстегнула новые для страны процессы. Ряд полномочий, в частности, бюджетных, было отдано на места, что привело к усилению местных элит по всей стране. Однако задолго до этого прошел еще один процесс, "регионализации", т. е. прихода на руководящие должности людей из одного из регионов страны.

"Пусть Зеленский, когда начинал, декларировал — мол, мы центристы, не "региональны", — по сути, прежняя модель управления сохранилась, и сегодня ее реализует премьер-министр. Обратите внимание: сам Шмыгаль родом из Львова, как и министр Кабмина, и и. о. министра образования, и сотни других людей в исполнительной ветви власти. Чем это отличается от системы, выстраиваемой Петром Порошенко, также привлекавшего кадры с Западной Украины, или Леонида Кучмы, который звал на работу из Днепропетровска, — неясно", — говорит Якубин.

"Проведя полгода на Банковой, все президенты становятся похожими друг на друга. Такое чувство, что это здание — некий штамп: какая бы "заготовка" в него ни попала — будь то комсомольский деятель или "красный директор", бизнесмен или шоумен, — из всех из них получается одинаковый президент с мессианскими идеями, высокопарностью и коррупцией в окружении", — резюмирует Руслан Бортник.

Теги:
  • Зеленский
  • Предшественники
  • Сходство