Атака ЗЕботов. Как и за сколько виртуальная армия Зеленского хвалит президента в соцсетях

28.02.2021, 20:51 •

641

Власть воскресила свою виртуальную армию – ЗЕботов. На фоне падения рейтинга Владимира Зеленского все силы брошены на то, чтобы "отбеливать" президента в соцсетях, а параллельно травить критиков и оппонентов.

Хвалу президенту и его приближенным в соцсетях воздает целая сеть страниц, групп, ботов, а также лидеров мнений (ЛОМов). Всех их для удобства мы обозначим ЗЕботами – так как месседжи они продвигают идентичные. Репосты, лайки, хвалебные комментарии – в ход идет весь доступный Facebook-арсенал.

О том, как устроена эта сетевая армия, адвокатирующая Зеленского,  писали еще в первые месяцы его президентства. 

После этого ЗЕботы надолго притихли, но в последние несколько месяцев вернулись.

Произошло это вскоре после конфликта вокруг решений Конституционного суда в октябре-ноябре 2020 года.

Но настоящий "бенефис" ЗЕботов начался чуть позднее - в первых числах февраля, когда Зеленский своим указом ввел в действие решение СНБО о применении санкций против Тараса Козака. В результате были заблокированы три принадлежащие ему телеканала – NewsOne, ZIK и "112".

"Начиная с кризиса вокруг Конституционного суда, а особенно на пике скандала с запретом телеканалов, в соцсетях наблюдается всплеск ботоферм. Особенно в Фейсбуке и YouTube, чуть меньше – в Instagram. Будто мы снова вернулись в 2018 год, когда ботами активно баловалась власть, веря в то, что это эффективный инструмент работы с общественным мнением", – говорит политический эксперт Руслан Бортник.

Виртуальные бойцы массово ринулись в комментарии к тем, кто критиковал это решение президента. На оппонентов набросились и лидеры мнений (ЗЕломы), "прикормленные" Офисом президента. Причем тональность их высказываний удивительным образом перекликается с темниками, которые оказались в распоряжении "Страны".

Кто руководит ЗЕботами, во сколько они обходятся власти и поможет ли виртуальная армия сформировать иллюзию общественной поддержки Зеленского, разбиралась "Страна".

Порохоботы и ЗЕботы сошлись во мнениях

Фабрики ботов как политическое явление набрали обороты при президентстве Петра Порошенко. Этот механизм влияния на общественное мнение в соцсетях переняли и в штабе тогда еще кандидата в президенты Зеленского. Хоть ЗЕкоманда и отрицала, что использует ботов, это не объясняло молниеносную и системную реакцию сторонников Зеленского (часто с обезличенными аватарками) под постами, где критикуют Зеленского.

Правда, изначально в тактике работы порохоботов и ЗЕботов были существенные отличия.

Если сравнивать ЗЕботов с их предшественниками – порохоботами, то нынешние сетевые бойцы работают аккуратнее.

"ЗЕботы изменили механизм роботы и действуют не так нахально и агрессивно, как порохоботы. Порохоботы просто копипастили и несли в массы тезисы, которые им бросали во внутренние чаты. Действовали слишком настырно, потому у части аудитории это вызывало обратный эффект – не доверие, а отторжение. Это была их ошибка", – анализирует блогер Василий Крутчак.

А вот ЗЕботы входят в дискуссию мягче. Они тоже синхронно доносят месседжи, но переделывают их индивидуально, потому их труднее идентифицировать.

И все же, на фоне скандала с блокировкой трех телеканалов за последние несколько недель ЗЕботы отчетливо проявились. Причем это чуть ли не первый случай в истории, когда ЗЕботы продвигали тезисы, похожие на порохоботские. С одной разницей: порохоботы хоть и хвалили Зеленского, но не забывали упомянуть, что предпосылки для введения санкций были созданы еще при Порошенко. А вот у ЗЕботов и ЗеЛОМов был прямо обратный тезис - что Зеленский сумел сделать то, что не смог сделать Порошенко, а потому он больший "патриот", чем бывший президент.

"В данном случае, и сторонники Петра Порошенко, и сторонники Зеленского сошлись во мнении, что закрытие каналов было правильным решением", – комментирует эксперт по продвижению в соцсетях Сергей Малыхин.

А вот под постами критиков этого решения президента стали резко появляться комментарии похожей тональности. Причем оставляют их в основном обелзличенные аккаунты, судя по профилю, созданные недавно под конкретную задачу. Они пишут похожие комментарии, продвигая одни и те же тезисы:

– Закрытие каналов Медведчука – это не давление на журналистов, а борьба с "российской пропагандой"

– Это не наступление на свободу слова, а защита национальных интересов.

– Сотрудники каналов – не журналисты, а пропагандисты.

– Кому не нравится запрет каналов – едьте в Россию.

И так далее в таком же ключе. 

Как раз по этим нарративам ЗЕботов легко вычислить. Они совпадают с темниками Офиса президента, которые недавно оказались в распоряжении "Страны".

Впрочем, как таковой централизованной фабрики ЗЕботов в классическом понимании этого слова не существует. Вначале приближенные Зеленского пытались создать свою систему аккаунтов на базе Офиса президента, но быстро отказались от этой идеи.

Фейсбук стал тщательно проверять страницы, ботов массово начали банить, фабрики быстро разваливались. В одну из таких волн банов год назад Фейсбук удалил ряд групп и страниц, связанных с партией Петра Порошенко.

"У сторонников Порошенко активная аудитория, но мы уже все знаем, что у него точно была ботоферма, которую закрыл Фейсбук, а значит, могут быть еще фермы. И разобраться, сколько среди сторонников Петра Олексеевича реальных людей в соцсетях практически невозможно", – отмечает Сергей Малыхин.

Поэтому теперь держателей ботоферм предпочитают нанимать на подряд со стороны.

"Накануне закрытия трех каналов люди, связанные с ОП, бросили клич по рынку, и нанимали подрядчиков, у которых было хотя бы 100 активных аккаунтов. Зе-окружение поняло, что намного выгоднее нанимать ботоферму со стороны – так ответственным в ОП проще выводить и присваивать бюджеты на соцсети. По данным, которые ходят по рынку, цифры, выделенные на информкампанию и фактически потраченные, не сходятся порой на 200-300%", – рассказывает "Стране" политтехнолог Дмитрий Раимов.

Тысячи аккаунтов сеют сотни комментариев в день

По словам политтехнолога Бориса Тизенгаузена, технология создания ботоферм за последние годы заметно эволюционировала.

"Это уже не те боты, когда люди сидят за компьютером и за копейки с разных аккаунтов постят одно и то же. Такие сетки Фейсбук легко вычисляет по идентичным IP-адресам. Сейчас для этого созданы специальные блоки, куда подключается от 50 сим-карт. Через шлюзы этот блок соединяется с компьютером, где меняются фреймы. Это и есть микро-бото-ферма", – объясняет эксперт.

Он приводит средние расценки на такие фабрики. Так, чтобы создать сто фейковых аккаунтов, нужно 100 симкарт. От 1000 долларов стоит блок для симкарт, который подключается к компьютеру. Плюс само программное обеспечение и оплата за работу ботофермы.

"Чтобы организовать даже 100 ботов, и чтобы они долго жили, нужно потратить около 1500 долларов. А чтобы информкампания с ботами была эффективной, нужно минимум тысячу аккаунтов, которые будут "сеять" сотни комментариев в день, да еще и быть не слишком заметными для Фейсбука, чтобы не забанили. Плюс стоимость работы ботов. Разные компании, которые держат ботофермы, работают по-разному. Стоимость за один комментарий варьируется в зависимости от тематики – 6-15 грн. Прописываются качественные, вариативные месседж-боксы, создаются списки страниц и людей, к кому нужно забросить эти тезисы. Это комплексная работа и серьезные финансовые вложения", – рассказывает Тизенгаузен

Примерно такие же цифры называют и другие эксперты.

"Расценки на ботов за последние годы особо не поменялись. Лайк и комментарий в YouTube в среднем стоит около 1 доллара. Чуть дешевле лайк в Фейсбуке – 10-20 центов, комментарий – около 30-50 центов. Активно работают по этим фронтам ботофермы Зе, российские и прозападные боты. Также свои фабрики содержат отдельные лидеры общественного мнения, чтобы создавать видимость популярности блогера", – отмечает Руслан Бортник.

Однако есть и другой подход к оплате за работу ботоферм: не по количеству комментариев, а за т.н. абонементское обслуживание. Это когда ботов ангажируют на месяц, платя фиксированную ставку. Это и есть абонемент.

"Одна страничка более-менее "живого" бота, который строчит простые гадкие комментарии, стоит от 100 до 300 баксов в месяц. Есть биржи, где можно купить готовые страницы, созданные еще в 2010 году. Но они "непрокачанные", без фото и истории", – говорит Дмитрий Раимов.

Есть на рынке страницы более "натуральные" – у таких ботов в друзьях есть политики и депутаты. Но за иллюзию реальности аккаунта придется заплатить вдвое дороже.

"Схема примерно такая. Создается аккаунт с "левой" фотографией красивой девушки из Инстаграма, она добавляется в друзья к министрам, депутатам, журналистам. Потом меняется фото, род деятельности. Была 18-летняя красотка – а стала 50-летняя мадмуазель. У нее около 5000 друзей, пару тысяч подписчиков, иллюзия настоящей жизни. Такая страница стоит от 400 до 800 долларов в месяц", – анализирует Дмитрий Раимов.

Также, по словам Тизенгаузена, боты бывают "черновые" и "интеллектуальные". Работают они в связке: интеллектуальные пишут комментарии, а черновые залайкивают их, чтобы те поднимались в ветке комментариев. Таким образом увеличиваются охваты нужного заказчику месседжа. 

В среднем, как утверждает Руслан Бортник, SMM-кампания с использованием ботов в ключевых соцсетях обходится заказчику примерно в 20-30 тысяч долларов в месяц.

Однако в Офисе президента отрицают, что используют ботов.

"Боты в среднесрочной перспективе – это глупо. Все быстро становится известным и неэффективным. Использовать ботов в соцсетях для защиты от информатак могут только люди, которые вообще не понимают, что такое современные информационные кампании. Группы, склонные к хейту или компромату как единственному способу  политической борьбы вполне могут использовать ботов для того, чтобы портить нервы отдельным субъектам или чтобы распространять фэйки, подсвечивать дезинформацию. Совершенно очевидно, что у Офиса президента нет и не может быть таких задач. И вообще, боты, компроматы, скандалы – это всегда очень короткая история, которая бумерангом выносит своих же авторов и создателей", – говорит "Стране" Михаил Подоляк, медийный советник главы Офиса президента.

Он акцентирует, что власть сама по себе имеет такой вес, что официальных сообщений, открытых комментариев, медийных инициатив президента или его команды достаточно, чтобы активно работать с информацией и доминировать на отраслевом рынке.

"А если нужно, то вызвать и резкий взрыв общественного интереса к тому или иному поводу. Разве могут боты сделать что-то подобное? Нет, конечно", – говорит Подоляк.

ЛОМов контрактуют на долгосрочной основе

В ОП не только вложились в армию ЗЕботов, но и заручились лояльностью лидеров мнений (ЛОМов), которые продвигают в соцсетях положительные тезисы о власти.

В Офисе президента диверсифицировано подошли к формированию медийной политики. Блогеры подсажены на определенные темы. Отдельный пул ЛОМов хвалит "Большую стройку" (под рассказы о замечательных дорогах выделены, кстати, немалые ресурсы), другой – санкции, третий – лично Зеленского.

Покупать отдельный хвалебный пост у ЛОМа не имеет смысла – это будет слишком бросаться в глаза.

"ЛОМов контрактуют на долгосрочной основе и постоянно с ними работают. Цены разные, в зависимости от авторитетности ЛОМа и его круга общения. Банально – на кого подписан, с кем в друзьях. Чтобы месседж дошел до нужной аудитории. Иногда лучше брать профильного лидера мнений с 2000 подписчиков, чем 10-тысячиника, который пишет про все и ни про что", – рассуждает Борис Тизенгаузен.

По его словам, "зеленые" эксперты согласятся работать и за 500-1000 долларов в месяц.

ЛОМ средней руки, вхожий на эфиры телеканалов, может получать от тысячи до трех тысяч долларов ежемесячно. Такая ставка – примерно за 10-20 выходов в СМИ и соцсети с проговоркой заданных тезисов.

А вот у ЛОМов посерьезнее (имеющих влияние не только на соцсети, а и на телевизионную повестку – то есть, частых гостей эфиров) гонорары доходят до десятков тысяч долларов.

Впрочем, по данным "Страны", с недавнего времени в Офисе президента применяют новую тактику завлечения ЛОМов. Блогеров и экспертов не просто "контрактуют", но и награждают государственными должностями, чтобы покрепче привязать к себе.

В таком случае на гонораре удается сэкономить (заплату им платят из бюджета). Кроме того, у спикеров появляется статус. Многие готовы хвалить власть, чтобы к ней приблизиться.

Тот же политолог Сергей Быков, который в последнее время высказывается точно по темникам Банковой (и, как говорят, работает с замглавы ОП Кириллом Тимошенко) – советник замминистра финансов.  

С Сергеем Быковым вообще показательная история. Он сам был постоянным гостем трех закрытых телеканалов. При этом, как только их заблокировали, он это решение публично поддержал. Как и многие приглашенные эксперты, которые появлялись в ток-шоу ZIK, NewsOne и "112". "Страна" даже составляла подробные списки таких гостей-хамелеонов (в первый вошли только политики, во второй – еще и эксперты). Быков, кстати, также сыплет похвалы проекту "Большая стройка", который курирует Кирилл Тимошенко.

Еще один классический пример "ЗеЛОМа при должности" - Сергей Лещенко, который получает более 300 тысяч гривен в месяц, являясь членом Набсовета в госкомпании "Укрзализныця". Лещенко закрывает довольно большой фронт работ по пиару власти. Но главная его целевая аудитория - майдановская тусовка, которой он рассказывает, чем Зеленский "круче" Порошенко.

Кто курирует Зеботов

Ответственной за работу с лидерами мнений собеседники "Страны" называют Дашу Заривную, пресс-секретаря Андрея Ермака.

По данным наших источников, именно Заривная формирует пулы провластных экспертов по различным категориям: внутренняя политика, внешняя политика, экономика и т.д. А Михаилу Подоляку приписывают разработку тезисов, которые продвигают ЗЕботы и Зеломы в соцсетях и на эфирах, и кураторство сетевых армий.

Также в процессе разработки темников задействован аналитический отдел Офиса президента и бэк-офис "Слуги народа".

Однако Михаил Подоляк в комментарии "Стране" называет все это конспирологией.

"Рассказы о бесконечных покупках "ЛОМов" – это ну очень большое преувеличение, которое основано скорее на жадном опыте предыдущей власти. У нашей команды в широком смысле только народных депутатов, которые ходят на эфиры, – десятки. Плюс представители органов исполнительной власти. Политические эксперты или какие-то другие специальные группы в обществе – например, известные врачи, известные спортсмены, известные айтишники, – вполне могут разделять наши инициативы и инициативно привлекаться для промоутирования отдельных позитивных идей. Это не про скупку и "покупные лояльности". Это именно про ценности, про обязательное разъяснение инициатив государства, продвижения государственных программ в интересах общества", – говорит "Стране" советник главы Офиса президента.

Конечно, нельзя утверждать, что всем, кто хвалит Зе в соцсетях, за это платят.

"В последнее время сложно отличать среди ЛОМов тех, кто на зарплате, а кто работает на опережение: хочет понравиться и показать лояльность власти, чтобы выбить себе должность. Слишком легко стало попасть во власть. Многие рассудили, что если они немного "пообнимаются" с ОП, могут получить преференции. А те ЛОМы, которые уже при должности, даже самой формальной, могут пиарить власть, не получая доплаты за лояльность. Просто потому, что они уже сами – власть. Странно публично критиковать самого себя. Но фишка в том, что когда ты во власти, твои хвалебные посты обесцениваются", – отмечает собеседник "Страны" среди украинских лидеров мнений.

Ровно так же, как нельзя утверждать, что гонорар получают и критики президента. Хотя на "заказной" и "фейковый" характер любой критики власти регулярно намекают в ОП.

"Резонансных инфоповодов, которые разделяют общество на "за" и "против", не так много. Это не значит, что людям, которые занимают противоположные позиции, платят деньги. Каждый считает своим долгом покритиковать власть – и это тоже не значит, что им платят. Само понятие "лидера мнений" подразумевает, что он должен постоянно рефлексировать и выдавать контент обо всем, что происходит", – отмечает Борис Тизенгаузен.

В ОП начали скупать и дискредитировать Телеграмм-каналы

Отдельную фронт сетевой "войны" в ОП развернули в соцсети Телеграмм. В частности, начали атаку на анонимные Телеграмм-каналы, которые, среди прочего, активно критиковали как раз "Большую стройку". Так, в начале февраля СБУ завела уголовные дела против ряда крупных каналов (подробнее об этом можно прочитать здесь).

На медиа-рынке обсуждают информацию о том, что в ОП начали скупать анонимные политические Телеграмм-каналы.

Телеграм-канал "Бородатая Бабушка" недавно открыто заявил о шантаже со стороны людей Банковой с целью вынудить продать им площадку. Цена вопроса – 3,5 тысяч долларов за 25 тысяч подписчиков.

В Офисе президента эту информацию комментируют так.

"Для ключевых общественных и политических сил логично – использовать возможности любой медийной площадки, в том числе и Телеграмм. Всё-таки сейчас это уже один из полноценных и весомых путей донесения политической информации, формирования дискуссионных направлений", – говорит "Стране" Михаил Подоляк.

Он не спорит с тем, что Офис президента использует Телеграмм как канал коммуникации. Однако отрицает обвинения в скупке каналов.

"Вполне естественно, что мы работаем и в Телеграмме. Впрочем, работаем только в качестве источника верифицированной информации. Это, скорее, обычная коммуникационная деятельность, которая точно не связана с каким-либо юридическим шантажом, попытками массовой скупки площадок и прочими традиционными страшилками", – заявляет Подоляк.

При этом заявления конкретных Телеграмм-каналов о "скупке" и давлении власти он расценивает как самопиар.

"Для конкретных площадок в Телеграмме вполне может быть выгодно с точки зрения самопиара и продвижения заявлять о том, что на них якобы давит власть. Это привлекает внимание и повышает доверие к "источникам инсайдов". Но Телеграмм – это слишком объёмное пространство, и потому давить на какой-то конкретный канал абсолютно бессмысленно. Отдельные каналы в Телеграмме не имеют большой ценности, важны совместность и последовательность работы многих Телеграмм-каналов. В Телеграмме важен "объём" сигнала", – многозначительно говорит Михаил Подоляк.

"Боты не убедят пенсионеров в правильности блокировки телеканалов"

Во власти уверены, что рейтинг президента падает из-за провальной информационной кампании.

Руководитель Офиса президента Андрей Ермак недавно сам в этом признался в одном из интервью, отвечая на вопрос о снижении поддержки: "Поток лжеинформации, критики... а также практически откровенных оскорблений просто не прекращается".

При этом на фоне падения доверия к власти в целом и к Зеленскому в частности, у него заметно снизилась органическая поддержка в соцсетях.

Так, еще летом на аккаунте в Истаграмм личные фото Зеленского собирали минимум по 700 тысяч лайков, а сейчас – по 200-300 тысяч.

В таких условиях тотального обвала симпатий аудитории – как оффлайн, так и онлайн, – окружение Зеленского пытается создать иллюзию поддержки президента в обществе. В том числе, за счет ЗЕботов и ЗЕломов.

"Обычно это тысячи аккаунтов (ботов), возможно десятки тысяч, которыми решаются тактические задачи влияния на определенных людей либо точечно по регионам, где нужно создать видимость поддержки", – рассказывает Сергей Малыхин.

Символично, что в начале 2021 года интернет впервые в истории стал популярнее ТВ в качестве источника информации для украинцев. 

Так что боты все еще остаются эффективным механизмом для формирования общественного мнения.

"Понятно, что боты в Фейсбуке не убедят пенсионеров в правильности блокировки телеканалов, которые те смотрели годами. Но население от 25 до 40 они охватывают. Сначала в группах и страницах пишут ЗЕботы, потом пользователь видит пост некоего лидера мнений, который доносит ту же мысль, но немного иначе. И люди задумываются – вдруг они правы?", – анализирует Василий Крутчак.  

Но Борис Тизенгаузен не согласен. По его мнению, эффективность фабрик ботов постоянно снижается. В первую очередь – за счет совершенствования алгоритмов самих социальных сетей.

"Фейсбук научился быстро определять ботов и банить их. А чтобы создать большую фабрику ботов, нужно вложиться в специальное оборудование, программное обеспечение. И в любой момент есть риск, что сеть ботов заблокируют. Заказчик сразу потеряет и влияние, и деньги", – анализирует Тизенгаузен.

Он считает, что продвигать месседжи в соцсетях эффективнее с помощью лидеров мнений. Боты могут решить точечные задачи, но "прокачивать" тему глобального масштаба лучше могут блогеры.

"Лидеры мнений все имеют разную специализацию. Кто-то политолог, кто-то экономист, кто-то журналист, кто-то советник. Для них можно настолько грамотно прописать месседж-боксы, что никто и не догадается, что они сидят на зарплате. Об одном и том же пишут с разных сторон. Они формируют общую повестку. О том, о чем говорят лидеры мнений – начинают говорить все. Вопрос только как – в позитивном или негативном ключе", – говорит Тизенгаузен.

"Пока общество ориентируются на мнение большинства, боты продолжают работать. Но только на неискушенного читателя или зрителя. Конечно, профессионалы сходу видят работу ботоферм, накрученные комментарии и однотипные публикации, и не верят этому. Но не очень умным спонсорам эту историю можно продавать. Что, собственно, и происходит", – считает политолог Руслан Бортник.

Теги:
  • ЗЕботы
  • Соцсети
  • Президент
  • Рейтинг