Рассекречены переговоры Путина и Клинтона о гибели «Курска» и войне в Чечне

07.10.2020, 08:18 •

819

Российское издание «Медуза» обнаружила, что еще 29 августа 2019 года на сайте цифровой библиотеки Билла Клинтона были опубликованы стенограммы телефонных и личных бесед президента США и сотрудников его администрации с Владимиром Путиным. Документы датированы 1999–2001 годами, большинство из них в свое время имели гриф «секретно».

Путин общается с американцами в качестве директора ФСБ и секретаря Совета безопасности России, главы правительства, исполняющего обязанности президента и главы российского государства. Одну из встреч Клинтон и Путин начали с обсуждения последствий гибели подлодки «Курск».

Путин о катастрофе "Курска" 

Разговор о гибели подлодки "Курск" между Путиным и Клинтоном состоялся 6 сентября 2000 года в президентском номере гостиницы Waldorf Astoria в Нью-Йорке - спустя почти месяц после трагедии (12 августа 2000 года атомный подводный крейсер К-141 "Курск" потерпел крушение в Баренцевом море, погибли 118 человек). 

Клинтон: Сожалею обо всем, через что вам пришлось пройти из-за гибели «Курска». Когда происходит что-то такое, люди по всему миру представляют себя на месте жертв и их близких, но я представлял себя и на вашем месте. Вам, наверное, пришлось столкнуться со множеством критики. Это всегда случается. После Оклахома-Сити многие спрашивали, хорошо ли здание было защищено и не пустили ли мы террористов в страну. Так что сердцем я был и с людьми на дне моря, и со всеми остальными тоже.

Путин: Хорошего выбора у меня не было. Я оказался в ловушке между плохими и худшими вариантами. Мне говорили, что если бы я сразу спустил туда маленькую подводную лодку и хотя бы попытался спасти парней, мои рейтинги выросли бы. Нельзя позволять делать что-то подобное ради пиара. Нужно отдавать приоритет реальному спасению людей.

Я ценю вашу искреннюю поддержку. Как ни странно, последующие опросы показали, что этот инцидент не повлиял на мое положение. Но я очень боюсь, что нечто подобное может повториться.

Клинтон: Сейчас мы работаем в другой обстановке. Если в Москве взрывается здание, это словно происходит у наших родственников. Или если люди в Мозамбике вынуждены залезать на деревья, чтобы спастись от наводнения… Во многих отношениях это хорошо. Это напоминает нам, что другие — тоже люди. После этого сложнее ненавидеть. Но иногда и лидеру бывает трудно поступать правильно из-за всех этих сильных ощущений.

Путин: Мы чувствовали себя бессильными во время этой катастрофы. Сейчас все выглядит так, что весь экипаж погиб в течение 60 или 90 секунд. Мы не могли рассказать родственникам, но в корпусе была дыра размером около двух метров, через которую затопило первые три отсека подлодки. Я даже не знаю, как мы можем вытащить тела. В этих водах много трески — плоти на костях может не остаться. Мы пытались спустить на тормозах всю эту шумиху, но некоторые люди странные, и они просто продолжали ее подпитывать. Это просто факт жизни.

Клинтон просил Путина помочь с уходом Милошевича

Телефонный разговор, во время которого Клинтон попросил Путина уговорить Слободана Милошевича уйти с должности главы Югославии, состоялся в конце сентября 2000 года. То есть уже после американских бомбежек этой балканской страны. И перевыборов президента, на которых в Сербии побеждал оппозиционный кандидат Воислав Коштуница. 

Учитывая, что Милошевич власть не отдавал, американцы запросили содействия Москвы. 

Клинтон: Я знаю, что это трудный и деликатный момент, но я просто хотел сказать, как мне кажется, поскольку практически все признают тот факт, что оппозиция выиграла выборы (в Югославии - Ред.), и теперь они против второго тура голосования, потому что считают, что это дает Милошевичу возможность манипулировать голосованием и, возможно, создать нестабильность в Черногории (там прошли отдельные выборы президента - Ред.). Я думаю, что лучше всего попытаться заставить Милошевича уйти, но я думаю, что вы единственный человек, который может это сделать.

Я знаю, что это сложная ситуация для вас, но я бы посоветовал вам сделать это, чтобы вы отправили ему личное сообщение, а не публичное, убеждая его в том, что вы хотите, чтобы он ушел, и ясно давая понять, что Россия поддерживает волю югославского народа. Я думаю, вам следует сказать это публично. Мне кажется, у нас есть выбор между насильственным и мирным переходом. Единственная страна в мире, которая может сыграть в этом решающую роль, - это Россия, потому что они знают, что им нужно будет обратиться к вам после того, как все это закончится, чтобы продолжить поддерживать прочные отношения".

В ответ на это Путин заявил, что Коштуница отказывается встречаться в Белграде с представителями РФ. При том что это добавило бы ему от 5 до 8 процентов голосов избирателей.

"У него стопроцентный шанс на победу. У Милошевича останется только один шанс - фальсификация результатов выборов", - тем не менее признал российкий лидер.

Судя по стенограмме, еще ранее, в сентябре 1999 года, будучи премьером России, Путин так говорил Клинтону про Милошевича: "Думаю, что судьба миллионов людей важнее судьбы одного человека. Впрочем, наши позиции в отношении этого человека практически совпадают. По нашей оценке, он не вел себя должным образом".

30 сентября 2000 года во время телефонного разговора Путин и Клинтон обсудили, что делать с Милошевичем после отстранения от власти. Путин не хотел допустить приезда Милошевича в Россию и предложил оставить его в Сербии или отправить в Америку.

Клинтон: "…Я хочу задать вам другой вопрос. Как мы собираемся вытащить его оттуда?"

Путин: "Вы имеете в виду - убрать его?"

Клинтон: "Да, он боится уйти с поста?"

Путин: "Думаю, я могу перекинуться с ним парой слов и сказать, что международное сообщество не имеет ничего против него и не будет предпринимать никаких действий. Но я хотел бы обсудить это позже и думаю, что нужно еще раз объяснить это ему" (на самом деле после поражения на выборах Милошевич оказался узником Гаагского трибунала и умер в тюрьме без приговора суда - Ред.).

Клинтон: "Но сможет ли он остаться в Сербии? Отпустят ли они его куда-нибудь еще?"

Путин: "Я думаю, лучше бы он оставался в Сербии".

Клинтон: "Да, я тоже, но просто не знаю, какая там обстановка".

Путин: "Честно говоря, я не знаю, но, может быть, он захочет уехать. Это возможный шаг с его стороны, но я не знаю. Нам такой подарок не нужен. Почему бы нам не отправить его в Америку?"

Клинтон: "Да, я понимаю, что вы имеете в виду. Дайте мне подумать об этом".

Как видим, Путин обещал помочь Штатам уговорить Милошевича уйти - даже после того, как НАТО бомбило Белград. Это говорит о том, что отношения со Штатами для Кремля были на тот момент гораздо важнее. При этом нужно отметить, что Путин говорил Клинтону о гарантиях безопасности для Милошевича, которых Запад по итогу не дал. 

Как Клинтон советовал Путину перестать стрелять в Чечне

В 1999 году на встрече в Осло Клинтон и премьер-министр РФ Путин обсудили войну в Чечне. Лидер США заявил, что обеспокоен гуманитарной катастрофой мирного населения во время наступления российских войск и ждал от России мирного разрешения конфликта. Также он посоветовал навести мосты с кем-то из чеченских сепаратистов. 

То есть, по сути, американцы пытались остановить российскую военную операцию в Чечне, которая закончилась зачисткой республики от радикальных исламистов и восстановлением там российского суверенитета. 

Судя по ответам Путина - он не намерен прекращать войну с боевиками, но пытается не портить отношения с американцами. И обещает им то, о чем они просят. 

Клинтон: "Хочу высказать несколько наблюдений по Чечне. Я слышал, как вы об этом говорили, и много думаю об этом. Я считаю, что важно защищать свой суверенитет, территориальную целостность и противостоять терроризму. Но если цена приведет к крупным жертвам среди гражданского населения, это слишком высокая цена, и она вызовет международную критику. Кроме того, я не знаю, сработает ли такая стратегия, потому что она может настроить простых людей в Чечне против вас. Люди часто делают сравнения, которые не всегда уместны, но я, как американец, знаю, что цена конфликта может быть настолько высока, что она того не стоит и что ее нельзя поддерживать. Жесткие вопросы международного сообщества задают не потому, что люди любят чеченцев. Нет широкого движения в поддержку независимости Чечни. Но нужно сочетать политическую стратегию с военной стратегией. Меня беспокоят все те люди, которые затронуты конфликтом... Меня беспокоят жертвы среди гражданского населения и гуманитарные потери. Я также обеспокоен тем, что Россия потеряет поддержку со стороны международного сообщества. Я надеюсь, что вы найдете [в Чечне] хоть какого-то партнера по переговорам или, возможно, обратитесь к посреднику вроде ОБСЕ. 

... я призываю вас решить, что вы можете сделать. Я старался не говорить публично о Чечне, и я пытался поддержать вас в вашей борьбе с терроризмом. Но вам нужна параллельная политическая стратегия, в которой вы говорите: "Вот что мы собираемся делать в дополнение к военным действиям"... Без политической стратегии вы получите худшее из обоих миров - люди умрут, а вы не преуспеете в прекращении конфликта".

Путин: "Я думаю, вы согласитесь со мной, что не в интересах США иметь экстремистское государство между Черным и Каспийским морями. Я надеюсь, что смогу рассчитывать на поддержку США. Нас беспокоит и гуманитарная ситуация. Но чтобы вы поняли, уважаемый господин президент, вам необходимо знать, что мы приняли 700 тысяч человек из Чечни с конца прошлого года. 200 000 русских и 500 000 чеченцев. Все они уехали из Чечни, и мы их приняли. Я снова скажу вам конфиденциально в этом зале, что под нашей защитой находится семья президента Чечни Масхадова. Этого никто не знает. Они находятся в одном из лагерей беженцев... Некоторое время назад Масхадов обратился к нам за помощью в ликвидации банд террористов в Чечне. Теперь он говорит о другом. Ситуация очень сложная, но мы разберемся с ней. Если мы сможем сделать это вместе, потерь будет меньше. 

Экстремисты совершили очень большую ошибку. Если бы они не напали на Россию (речь о рейде Басаева в Дагестан - Ред.), все бы продолжалось в прежнем состоянии. Я побывал в освобожденных районах северной Чечни и встретился там с чеченскими старейшинами. Три года им не платили, не получали пенсии. Два с половиной года школы не открывались. Первое, что они спросили у меня, было: "Ты ведь не бросишь нас?". Конечно, мы хотим, чтобы Чечня осталась в составе Российской Федерации. Это хороший совет с вашей стороны, чтобы начать диалог. Мы постараемся обеспечить местную автономию, дать им контроль над своими школами и провести выборы в будущем. Но мы должны уничтожить террористов на их базах. Иностранные журналисты сочувственно отзываются о повстанцах, но они находятся в опасности. Недавно забрали французского журналиста. Его мучают каждый день и снимают это на видео; теперь они хотят выкуп. Чечня достигла состояния полной анархии; это наносит ущерб населению. Мы понимаем гуманитарный вопрос. Мы хотим работать с международным сообществом. Часть продовольственной помощи США идет в Дагестан и Чечню". 

Клинтон: "Каким вы видите разрешение этого конфликта?" 

Путин: "По Чечне вопрос в том, как мы сокрушим эту базу терроризма, но с минимальными потерями... У нас есть прочная военная стратегия. Мы будем атаковать районы с террористами. Но не вести переговоры с террористами. Русский народ этого никогда не примет..."

Секретарь Олбрайт: "Мы бы тоже очень расстроились, если бы пережили террористические взрывы в нашей стране. Но, похоже, здесь есть две отдельные проблемы, и это может помочь разделить то, как вы с ними справляетесь. Одна из них - это проблема терроризма и то, как вы на это реагируете. Другая - гуманитарная проблема, особенно сейчас, когда перемещенные лица не могут пересечь границу. Мы не можем поддержать вас, поскольку вы все глубже и глубже проникаете на территорию Чечни, и гуманитарная проблема усугубляется. Нужно что-то делать по гуманитарному вопросу и наладить политический диалог". 

Путин: "Я согласен, что нам нужно найти партнера, но я не знаю, как мы это сделать". 

Клинтон: "Думаю, вам нужно... Этот конфликт может быть выгоден вам дома, но не на международном уровне. Критика продолжает расти. По моему опыту, политика и реальность в конечном итоге совпадают, и вы должны помнить об этом. Так что я надеюсь, что вы найдете кого-то, с кем можно будет разобраться прямо, и сократите жертвы среди гражданского населения". 

Путин: "Согласен. Можно ли сказать, что у нас есть общая позиция в стратегии? "

Клинтон: "Вы поставили меня в затруднительное положение. Что, если будет еще одна атака, где вы обстреливаете мирных жителей? Как я могу сказать, что согласен с этим? Можно сказать, что мы согласны с необходимостью поиска политического решения и понимаем необходимость борьбы с террористами. Мне нравится идея свержения террористов, если их можно разделить. В конце концов, вам нужно найти какое-то решение, которое не подрывает вашу территориальную целостность". 

Путин: "Вы понимаете, что мы не можем сидеть сложа руки и должны преследовать террористов там, где они есть.... Массовых бомбардировок не будет... У нас идет здоровая военная операция. Слушайте то, что вам говорит ЦРУ, а не то, что говорят бандиты. Да, мы сделали несколько ошибок. Наши летчики поразили наших людей на нашей территории. Но мы согласны с принципом диалога, который вы предлагаете, и работаем над этим". 

Президенты хотели помирить Палестину и Израиль

В ноябре 2000-го Клинтон в беседе с Путиным предлагал действовать сообща, чтобы остановить насилие в регионе. Президент США отмечал, что «ситуация, в которой обе стороны считают себя жертвами, опасна», а президент России может помочь повлиять на конфликтующие стороны. «Израильтяне верят, что все в мире против них. Нам также нужно обратиться к арабам и снизить уровень паранойи с обеих сторон, что, как я понимаю, вы и пытаетесь сделать. Мы можем помочь создать условия, необходимые для прекращения насилия», — говорил Клинтон Путину.

Российский лидер, в свою очередь, отметил, что глава Палестинской автономии Ясир Арафат в действительности не имеет полного контроля над ситуацией. Он согласился с Клинтоном в том, что ХАМАС и «Хезболла» оказывают негативное влияние на настрой палестинской молодежи и что необходимо прекратить насилие.

В декабре того же года Клинтон рассказал Путину, что передал израильским и палестинским переговорщикам набор основных тезисов, на которых можно строить постоянное соглашение. Они включали в себя создание отдельного палестинского государства, в состав которого вошло бы около 95 процентов Западного берега реки Иордан и сектора Газа, а столицей стал бы Восточный Иерусалим. При этом предполагалось, что у палестинцев будет суверенитет над Храмовой горой.

«У нас есть историческая возможность, и это лучшее, что мы можем сделать. Мне придется работать как сумасшедшему, чтобы "продать" это в Израиле. (...) Я знаю, что вы имеете большое влияние на Арафата. Я бы посоветовал вам убедить его принять эти идеи как основу для движения вперед», — говорил Клинтон. Президент США заверил, что премьер-министр Израиля Эхуд Барак будет готов принять такие условия, если на них согласится Ясир Арафат. В таком случае в последние две недели президентского срока Клинтона, возможно, удалось бы решить другие спорные вопросы и достичь соглашения.

 
 
Клинтон посоветовал Путину найти партнера среди чеченских боевиков

В 1999 году на встрече в Осло Клинтон и занимавший на тот момент пост премьер-министра Путин обсуждали войну в Чечне. В ходе беседы американский лидер выразил озабоченность ситуацией, в частности — положением мирного населения, которое, по его словам, оказалось на грани гуманитарной катастрофы. Клинтон отметил, что пытается поддерживать принимаемые Москвой меры по борьбе с террористами и избегает критических публичных высказываний на этот счет, однако российские власти должны предложить и другие пути разрешения конфликта.

«Вам нужна политическая стратегия, которая как бы будет говорить: "Вот что мы собираемся делать в дополнение к военным действиям"... Без нее вы проиграете по всем фронтам — люди будут умирать, а вы так и не сможете закончить этот конфликт», — объяснил президент США. После этого он призвал Москву найти в Чечне хоть какого-нибудь партнера для переговоров.

Путин ответил, что реализовать эти предложения не так просто. «Я согласен, что нам нужно найти партнера, но я не знаю, как мы это сделаем... Русский народ не примет переговоров с террористами», — пояснил он.

Российский премьер признал, что власти допустили ряд ошибок в ходе боевых действий. «Наши пилоты ударили по нашим же людям на нашей территории», — уточнил Путин. При этом он заверил американских коллег, что российские войска не будут прибегать к массовым бомбардировкам районов, где могут скрываться боевики. В то же время Путин подчеркнул, что Москва не собирается сидеть сложа руки и ждать, когда у нее есть возможность уничтожить террористов.

Билл Клинтон и Владимир Путин
 
 
Президент США хотел видеть Россию сильной и успешной

На тему двусторонних отношений Путин и Клинтон говорили неоднократно. «Ценю вашу неизменную поддержку сотрудничества с Россией. (...) Вы проявили очень непредвзятый и конструктивный подход по отношению к моей стране», — говорил в сентябре 1999-го премьер-министр России Путин. Президент США при этом заверил, что хочет видеть Россию сильной и успешной в экономическом плане, а также отметил, что четкий план экономических реформ окажет позитивное влияние на сотрудничество Москвы с Международным валютным фондом.

Через год, в сентябре 2000-го, Клинтон подтверждал, что его политика в отношении России основана на идее помочь ей в восстановлении экономики. «Я могу делать это только в контексте развития России как демократии, развития плюрализма и усиления ее лидерства в международных организациях. Одно без другого невозможно. Поэтому я рассчитываю, что вы будете работать над [вопросом] Ирана и другими сферами, чтобы мы могли продолжать поддерживать вас», — пояснил американский лидер.

Еще одна беседа Клинтона и Путина состоялась в конце декабря того же года, за месяц до передачи полномочий президента США Джорджу Бушу-младшему. В ходе беседы Клинтон сообщил Путину, что рассказал новой администрации о своем видении курса в отношениях с Москвой: «Я сказал, что мы играем большую роль в поддержке развития России как демократии, в ее финансовом успехе, в развитии гражданского общества. (...) По моему мнению, вы тот, с кем они могли бы наладить конструктивные рабочие отношения, но при этом важно совместно работать над вопросом противоракетной обороны».

Теги:
  • Клинтон
  • Путин
  • США
  • Россия